Жизнь и Путешествия в стиле Джаз...

Глухой рокот далеких барабанов и шорох шин шикарной машины по мокрому асфальту, резкий вскрик иволги и взрыв смеха, эхом разносящийся по гостиной. Слышишь? Окунуться с головой в «хюгге», выловить марлина, обойти стороной белого медведя. Ездил? Джаз называли музыкой для богатых. Джаз называли музыкой для бедных. Но джаз всегда оставался музыкой для умных. Знаешь?

Главная / Главная страница / Такая разная Скандинавия. Скульптурный Осло
Такая разная Скандинавия. Скульптурный Осло

Такая разная Скандинавия. Скульптурный Осло

Гермес устал недвижимо стоять в чаше фонтана возле здания старой фондовой биржи. Почти двести лет прошло, а он так ни разу и не воспользовался своими волшебными сандалиями. Ладно раньше, когда в бирже приходили торги, спорили и шумели брокеры о ценах на акции железной дороги, контрактах на покупку-продажу муки, сахара, рыбы и прочих понятных и ощутимых вещах — тогда было повеселей, и бог торговли понимал, что без его хитрости биржевым игрокам не обойтись. Но последние лет пятнадцать всё стихло, и слышны лишь глухие щелчки по клавиатуре из окон биржи, и слова, если их и говорят выходящие из здания с колоннами, такие непонятные — индексы, клиринг, биржевые продукты, баррель, телекоммуникационные компании…

Norway

Гермес догадывается, что где-то идёт совсем другая жизнь, весёлая и озорная, шумная и многолюдная. Смотрите, он показывает пальцем назад, за здание фондовой биржи. Вот туда и пойдём, и кого из собратьев хитреца Гермеса повстречаем, с теми и поговорим о их бронзово-каменной жизни в Осло. Ну, Гермес, отрывайся от фонтана, полетели на поиски.

Norway

А вот и первый из собратьев в полный рост. Смотрит на нас с некоторым недоумением. И не удивительно — Йохан Свердруп, конечно, великий норвежский политик и первый избранный парламентом премьер-министр Норвегии, и основатель либеральной партии Норвегии, но такого безобразия, чтобы бронзовый Гермес сбежал от порученной его наблюдению биржи, господин премьер-министр допустить не может. Ну и ладно, не погонится же он за нами! Показали ему язык и пошли дальше (а Гермес полетел, даром, что ли, у него сандалии с крылышками). Зато Весселю смешно. Ему всегда было смешно, он же сатирик и поэт. Забавное соседство — сатирик и политик. А может, так на самом деле и должно быть?

Norway

А у здания Национальной галереи притулились незнакомцы. Вид одного говорит о бренности всего сущего. Лохмотья еле прикрывают тело, голова лишена признаков юности — наверняка это философ. Он вздыхает и с печалью смотрит на наше легкомысленную прогулку в компании с богом воров и сочинителей. Некая немецкая женщина рядом с философом то ли поднимается с колен, то ли опускается… Притяжение земли, видимо, так велико, что автор посвятил этому целую серию скульптур, а одна из них оказалась в Осло. Женщина озабочена своей правой ногой и не смотрит на нас.

Norway

Эх, люди, люди, что же вы так неприветливы. Зато морской лев очень дружелюбен. Он бы помахал нам на прощанье ластой, но пресловутая сила притяжения действует и на него, а не только на немецкую женщину. Поэтому он нам лишь мило улыбается. Ну, пока, лев, мы дальше пойдём, а ты тут оставайся, стереги национальное достояние.

Norway

Познакомьтесь. Господин Бьёрнстьерне Мартиниус Бьёрнсон, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе, автор слов норвежского гимна. Вы думаете, что он потому такой важный? А вот и нет! Просто он в Национальном театре был главным режиссёром, а профессия всегда накладывает отпечаток. Неужели вы не слышали, как он только что произнес знаменитое «не верю!»? Рядом, задумчиво глядя под ноги и заложив за спину руки, замер Генрик Ибсен. Рассказывают, что когда-то давно, когда на посту главного режиссёра его сменил Бьёрнстьерне Бьёрнсон, Ибсен любил прогуливаться по Осло рядом с театром. И когда проходил мимо своей скульптуры, всегда почтительно снимал шляпу, приветствуя себя бронзового: «Доброго дня вам, господин Ибсен».

Norway

У Национального Театра, как и положено, столпотворение. А вот ещё один театральный герой — в сторонке от корифеев пера стоит корифей смычка, пюпитра и дирижёрской палочки — Юхан Хальворсен. Он руководил оркестром Национального театра.

Norway

Все они — очень важные господа, им не до ерунды в виде летающих Гермесов. Но не подумайте, что рядом с театром больше никого нет. Вон, видите, господина в камзоле? Это сам Людвиг Хольберг — писатель, баснописец , философ и драматург, как и положено представителю эпохи Просвещения, учит детей жизни, то есть просвещает.

Norway

Там же, рядом с Национальным театром, в уютном сквере у прямоугольного пруда мы познакомились с Генриком Вергеланном, писателем-публицистом.

Norway

Но внимание наше привлекли бронзовые детишки на каменном берегу пруда. Как же им хотелось забраться в воду! Но днём, при свете солнца, когда в пруду плещутся живые дети, им это делать не разрешено — суровый публицист Вергеланн следит за порядком.

Norway

Ну, а теперь от театра старого к театру новому. Кто представит нам Oslo Nye Новый театр Осло? Конечно, это сделает представительница современного искусства — дама серьёзная, но тянущаяся к красоте. Даже губы накрасила, чтобы в театр пойти, но вот беда — не сняла кухонный передник, в карманах которого, судя по всему, лежит немало полезных хозяйственных мелочей. Вот она, современная Золушка! Ей надо успеть всюду и везде, но оттого она время от времени что-то забывает. Так и замерла в немом вопросе на пороге театра: «А не забыла ли я выключить утюг?». Ой, а это что такое? Какая-то инсталляция посреди небольшой площади. Надо подойти поближе и рассмотреть. Может, там написано, что означают эти помятые металлические треугольники? Но, увы, никакой информации, и остаётся лишь фантазировать, что означает эта конструкция.

И пока мы фантазируем о фантазии художника, люди у «фонтана» тоже фантазируют. Но совершенно о своём, вполне земном и, как мне кажется, не менее интересном. Ой, что-то мы отвлеклись на суетное, надо возвращаться к нетленному. Пошли дальше!

Norway

А дальше больше. Больше, и выше, и монументальнее. Помните, мы у Ратуши с вами прошлый раз расстались. Вот мы к ней и вернулись. На стене Ратуши обращённой к Ослофьорду, приветственно подняв руки в небо, завис в вечном полёте святой Халльвард Вебьёрссон, покровитель Осло, считайте, что главный норвежский святой после Олафа..

Norway

Но вот мы и добрались до основного скопления каменных и бронзовых людей. Парк скульптур Вигеланда в районе Фрогнер расположен на тридцати гектарах. Этот парк — сосредоточие человеческих фигур. Стоящих, сидящих, лежащих, одиночно и группами. Центром, или, как сказали бы музыканты, доминантой, контрапунктом парка, является плато «Монолит». Семнадцатиметровая колонна из сплетённых человеческих тел высечена из цельного гранитного блока. Это поистине драматическое зрелище. Невозможно понять, живые эти тела или мёртвые, настолько они спрессованы, слеплены друг с другом. Статичные, в неестественных позах, все они перемешаны — взрослые, старики, младенцы, подростки — поколения и поколения людей, растущих друг из друга, поднимаются всё выше и выше в небо. Когда-то Вигеланда спросили о его парке скульптур: „Что вы хотели этим сказать?“. И он ответил: „Смотрите и делайте выводы сами“.

norway

Центральный монумент окружают тридцать шесть скульптурных групп. А вот это, действительно, жизнь. От самого младенчества до глубокой старости и неизбежной смерти — жизнь человека во всех её ипостасях. Во всех этих скульптурах чувствуется движение и дыхание людей — они лишь на мгновение замерли, но сейчас вновь будут говорить, спорить, радоваться и грустить. Здесь и любовь мужчины и женщины, и любовь родителей к детям, и эгоизм, и обида, и нежность, и познание мира, и игра, и мудрость, и страсть, и скорбь. Здесь вся жизнь — это Сад Жизни.

norway

Внизу, на центральной аллее парка, располагаются бронзовые скульптуры, продолжающие повествование о человеческой жизни. Тридцать шесть лет своей жизни Густав Вигеланд посвятил поэме о жизни. Притихшие и ошеломлённые мы проходим мимо статуи автора этого необычайного по своим масштабам и степени воздействия скульптурного собрания.

norway

Уф-ф, как много эмоций, как много мыслей требует такая скульптура. Даже Гермес притих и перестал сочинять «правдивые истории». Ну что же, пора возвращаться нам назад. Гермеса поди уже хватились. Но напоследок сделаем совсем небольшой крюк. Неподалёку от биржи есть одно очень интересное место. Сейчас я вам его покажу. Это новое здание Норвежской оперы/

Каждый желающий может не только подняться на самый верх, откуда открываются потрясающие панорамные виды на Осло и залив — можно зайти и в задние оперы, чтобы осмотреть его изнутри, вход свободный и бесплатный (но не на спектакль, конечно).

Представляете себе масштабы этого сооружения? Мы с вами стоим почти на самом верху, и люди внизу кажутся совершеннейшими букашками. Сейчас поднимемся на крышу и посмотрим по сторонам. На холме виден самый современный в мире лыжный трамплин Холменколлен. А если взглянуть на залив, то ровно посередине, между оперным театром и набережной напротив, мы увидим «хрустальный» корабль. Ну вот, пожалуй, и всё, пора закругляться. Нет, конечно, это далеко не все скульптуры, которые мы видели, пока гуляли по Осло. Их очень и очень много. Продолжение следует…

Подробнее о туре Скандинавские столицы и фьорды

Оставить комментарий

Скроллить Топ