Жизнь и Путешествия в стиле Джаз...

Глухой рокот далеких барабанов и шорох шин шикарной машины по мокрому асфальту, резкий вскрик иволги и взрыв смеха, эхом разносящийся по гостиной. Слышишь? Окунуться с головой в «хюгге», выловить марлина, обойти стороной белого медведя. Ездил? Джаз называли музыкой для богатых. Джаз называли музыкой для бедных. Но джаз всегда оставался музыкой для умных. Знаешь?

Главная / Главная страница / Такая разная Скандинавия. Бесконечная сказка Копенгагена
Такая разная Скандинавия. Бесконечная сказка Копенгагена

Такая разная Скандинавия. Бесконечная сказка Копенгагена

Свинцовые тучи нависли над фьордом. Мелкий противный дождь беспрерывно бил по раскисшей земле, дощатым тротуарам, сливаясь стеной с серой холодной рябью залива. Команда закидывала на палубу последние мешки и баулы, пассажиры, поскальзываясь на мокрых сходнях, торопились вскарабкаться на борт. Наконец старый пароход, шумно вздохнув трубой и закряхтев проржавевшими бортами и всеми своими натруженными механизмами, тяжело сдвинулся с места. Вода забурлила под винтом, в небо вылетело чёрное облако дыма и сажи, и прозвучало три прощальных хриплых гудка — мы готовы были покинуть дикие берега Норвегии…

norway

Не верьте, на самом деле всё было совсем не так! День был солнечным, ярким и очень тёплым. У причала стоял роскошный многопалубный круизный паром Crown of Scandinavia — один из двух паромов датской судоходной компании DFDS Seaways, которые постоянно курсируют между Осло и Копенгагеном.

norway

Шумная и многоликая толпа медленно втекала на центральную палубу, чтобы, получив магнитные ключи от кают, разлететься на блестящих скоростных лифтах по своим этажам-палубам, а потом так же дружно начать обследовать территорию этого мини-государства и, по совместительству, свободной торговой зоны, где имеют хождения норвежская, датская и общеевропейская валюты одновременно, и где наличность и безналичность можно весело и непринуждённо тратить в магазинах дьюти-фри, многочисленных ресторанах, барах, кофейнях, ночных клубах.

norway

Пробежав по всем важным и полезным местам парома и забронировав столик в ресторане на вечер, мы поднялись на палубу, чтобы бросить прощальный взгляд на Осло. Солнце, отражаясь от всего, что было способно отражать — от окон домов и машин, стеклянных стен Новой оперы, воды, — слепило глаза, выжимая из них подозрительную слезу. Тем временем паром, дав прощальный гудок, как и положено с давних времён, плавно отошёл от причала и в сопровождении вёртких катеров направился на свободную воду. Настроение было радужное, а свежий морской ветер добавлял куражу.

norway

Пассажиры, нагулявшись вдоволь по магазинам и ресторанам, потратив всё или, может, утратив желание тратить, потянулись на верхнюю открытую палубу, чтобы совершить морской моцион, вдыхая солёный воздух, глядя на воду, небо, далёкие берега и редкие встречные и попутные суда, и… чтобы вконец утомившись от впечатлений и морского воздуха, спуститься в каюты, рухнуть в постели и забыться сладким сном младенца в люльке, которую еле-еле покачивает чья-та заботливая рука. Утром следующего дня мы подошли к датским берегам. Впереди, в сероватой дымке, которая постепенно таяла, по мере приближения к берегу, показался Копенгаген.

danmark

Копенгаген — город-сказка, город-волшебная шкатулка. Он притягивает к себе тысячи и тысячи почитателей и прихожан — тех, кто почитал о нём и решил прийти и увидеть собственными глазами. И всё здесь, как в сказке, необыкновенно. В чьей сказке? Вы не знаете?! Да, и уберите детей! Говорят, Сказочник сочинял свои истории для взрослых, а не для этих приставучих, крикливых и невоспитанных созданий.

Вот, теперь совсем другое дело. И можно попробовать уговорить автора на небольшую экскурсию по Копенгагену. Ну и вытерли же ему штаны, засалили до ослепительного блеска! Но мы уверим Сказочника, что они теперь золотые и сшиты из новой ткани. «И расцветкой-то она необыкновенно хороша, и узором, да и к тому же платье, сшитое из этой ткани, обладает чудесным свойством становиться невидимым для всякого человека, который не на своем месте сидит или непроходимо глуп.» — вот примерно так мы попробуем сказать Сказочнику. Он же сказочник и должен верить в сказки.

danmark

Куда ни глянь — повсюду по пути встречаются нам яркие разноцветные домики и солидные большие дома, в мансардных комнатушках которых под самой крышей до наших дней живут верные Герды и увлекающиеся Каи. Ну же, оторвите носы от земли, взгляните наверх, смотрите: «Кровли домов почти сходились, а под выступами кровель шло по водосточному желобу, приходившемуся как раз под окошком каждой мансарды.»

danmark

Но есть в Копенгагене и другие окна, не мансардные. «На одной улице стоял старый-старый дом, выстроенный еще около трехсот лет тому назад, — год его постройки был вырезан на одном из оконных карнизов, по которым вилась затейливая резьба: тюльпаны и побеги хмеля; тут же было вырезано старинными буквами и с соблюдением старинной орфографии целое стихотворение. На других карнизах красовались уморительные рожи, корчившие гримасы.» Интересно, что скрывается за этими плотными шторами? Может быть чья-та ценная коллекция картин и антикварной мебели? «Стульев, столов и кресел было так много, что они мешали друг другу смотреть на мальчика. На стене висел портрет прелестной молодой дамы с живым, веселым лицом, но причесанной и одетой по старинной моде: волосы ее были напудрены, а платье стояло колом.» Жаль всё-таки, что шторы такие плотные и так тщательно задёрнуты, и мы даже в щёлку не увидим ни портретов, ни стульев, ни кресел.

danmark

Город заполнен тысячам и тысячами велосипедов — волшебные колёсные кони везут своих ездоков без устали. Да и какая усталость у железных коняшек? Вот ногам ездоков надо иногда давать передышку — уж больно много им приходится крутить педали. А ты, пешеход, не зевай, когда ступаешь с тротуара на дорогу! Велосипедные дорожки предназначены не для рассеянных пешеходов, а для велосипедистов — того гляди, наедут да ещё и обругают за невнимательность.

danmark

А помните эту сказку? «На холме горделиво возвышалась мельница; она таки и была горденька. — И вовсе я не горда! — говорила она. — Но я очень просвещена и снаружи и внутри. Солнце и месяц к моим услугам и для внутреннего и для наружного употребления; кроме того, у меня есть в запасе стеариновые свечи, лампы с ворванью и сальные свечки. Смею сказать, что я просвещена! Я — существо мыслящее и так хорошо устроена, что просто любо.» Глупая старая мельница — такие теперь только в музее доживают свой век. А Копенгаген обзавёлся множеством новых волшебных ветряных мельниц, которым не нужны ни свечи, ни лампы с ворванью — они сами производят свет. Вот где истинное просвещение! Да и Сказочник соглашается: «Но эта была устроена лучше, более современно, — все ведь идет вперед.»

danmark

И коль уж мы с вами опять вернулись к воде, то пора бы заглянуть в гости к одной знаменитой и очень популярной датчанке и почётной жительнице Копенгагена. А вот и она! Прошу любить и жаловать — фрёкен Русалочка. И как всегда в окружении восхищённой публики.
«Больше всего русалочка любила слушать рассказы о мире людей там, наверху. Старой бабушке пришлось рассказать ей все, что она знала о кораблях и городах, о людях и животных. Особенно чудесным и удивительным казалось русалочке то, что цветы на земле пахнут, — не то что здесь, на морском дне, — леса там зеленые, а рыбы среди ветвей поют так громко и красиво, что просто заслушаешься. Рыбами бабушка называла птиц, иначе внучки не поняли бы ее: они ведь сроду не видывали птиц. — Когда вам исполнится пятнадцать лет, — говорила бабушка, — вам дозволят всплывать на поверхность, сидеть в лунном свете на скалах и смотреть на плывущие мимо огромные корабли, на леса и города!» Вот теперь сидит, слушает и смотрит. Только взгляд у неё почему-то печальный. Может, вспоминает какую-нибудь грустную сказку? «В Китае, как ты, наверное, знаешь, и сам император китаец, и все его подданные китайцы…» Ой, нет, эту сказку мы вспомним чуть позже.

danmark

Вот ведь как, я всегда была уверена, что у русалок вместо ног один большой хвост, как у дельфина или дюгоня. Но как же я ошибалась! У правильных датских русалок хвостов два — по одному на каждой ноге, можете убедиться сами! Но теперь обычных русалок днём с огнём не сыскать. Скучно, наверное, было им сидеть под водой среди водорослей в компании морских коньков и выплывать из глубин лишь лунными ночами, вот и вышли они на берег. И пусть вас не вводи в заблуждение отсутствие у них плавников где бы то ни было, потому что весь Копенгаген в солнечный тёплый денёк — город русалок.

danmark

А русалки старинные, которые сто с лишним лет назад сбросили свои хвосты ради прекрасных принцев, тоже всегда возвращаются к морю и сидят на берегу на скамеечках, вспоминая легкомысленную молодость. Продолжение следует…

Подробнее о туре Скандинавские столицы и фьорды

Оставить комментарий

Скроллить Топ