Жизнь и Путешествия в стиле Джаз...

Глухой рокот далеких барабанов и шорох шин шикарной машины по мокрому асфальту, резкий вскрик иволги и взрыв смеха, эхом разносящийся по гостиной. Слышишь? Окунуться с головой в «хюгге», выловить марлина, обойти стороной белого медведя. Ездил? Джаз называли музыкой для богатых. Джаз называли музыкой для бедных. Но джаз всегда оставался музыкой для умных. Знаешь?

Главная / Главная страница / Deyrolle: музей естественной истории с ценниками
Deyrolle: музей естественной истории с ценниками

Deyrolle: музей естественной истории с ценниками

После разрушительного пожара один из самых необычных магазинов Франции – «Deyrolle» – снова становится на ноги. Ранним утром 1 февраля 2007 года, когда Париж медленно оттаивал после долгой, холодной ночи, Луи Альбера де Бройля и его жену Франсуазу разбудил худший в их жизни телефонный звонок. Женский голос сообщил, что их магазин «Deyrolle» (один из старейших и самых известных таксидермических центров) охвачен огнем.

Несколько дней кряду Луи вывозил из магазина обуглившиеся чучела животных, которые многие годы доставлялись во Францию со всех уголков мира. Белые медведи и амурские тигры, утконосы и крокодилы, антилопы и пеликаны, рыси и землеройки – все пропало. Примерно 90% коллекции Бройля спасти так и не удалось. С 1831 года, когда энтомолог Жан-Батист Дейроль открыл в сотне метрах от Сены, в скромном особняке на Рю дю Бак свою лавку, она стала самым необычным и любимым магазином парижан. А зимой 2007-го он превратился в груду тлеющего пепла.

Это была трагедия, самая тяжелая психологическая травма в жизни, – вспоминает Луи. – И не только потому, что многие экспонаты нельзя было восстановить или заменить, а страховка покрыла сущие крохи. Само зрелище было ужасно тяжелым. В голову приходили мысли о том, что животные умерли вторично.

Deyrolle

1 февраля могло стать концом знаменитого магазина, но «Deyrolle» восстал из пепла, как Феникс. Министр культуры Франции призвал музеи страны пожертвовать для «Deyrolle» свои экспонаты, а многие старые клиенты бесплатно вернули свои покупки обратно. Свою помощь предложили даже военные. Они предоставили склады под хранение оставшихся экспонатов магазина.

Пожар помог нам понять, как много «Deyrolle» значит для нас и для всей Франции, – говорит Луи.

Видел и сфотографировал последствия пожара давний друг Бройля – Луи-Лоран Боше. Захватив камеру, он отправился на Рю дю Бак, даже не подозревая, что начинает амбициозный и долгосрочный проект.

Я подумал, что на пожарище можно будет сделать несколько оригинальных снимков, но увиденное заставило меня понять, что запечатлеть все быстро не удастся, – говорит Боше. – Я поймал себя на мысли, что вижу некую регенерацию. Каждое существо имело две жизни и две смерти. Это смотрелось одновременно трагично и гротескно. Некоторые чучела выглядели так, как будто они кричали, когда вокруг пылал огонь, другие страдали молча. Я никогда не видел, чтобы животные выглядели настолько уязвимыми.

Deyrolle

Лоран обустроил в магазине две студии. В одной он фотографировал сохранившихся и сгоревших животных. В другой – делал портреты людей, участвовавших в восстановлении «Deyrolle». Его фото вызвали шквал критики и восхищения. Одним они нравились, у других вызывали негодования, но главное, что фотопроект Боше не оставил равнодушным никого.

Многих интересует вопрос, как «Deyrolle» удается пополнять коллекцию во времена, когда охота на белых медведей и амурских тигров строжайше запрещена? Понятно, что в XIX веке охотники могли присылать на Рю дю Бак шкуры любых животных, а где свои товары магазин закупает сегодня? Действительно, пополнить ассортимент сейчас довольно сложно, но «Deyrolle» уже давно наладил поставки останков даже самых редких животных с ферм и из зоопарков, где они умирают естественной смертью. А такие экспонаты, как, например, бабочки, Жан-Батист Дейроль разводит на собственной ферме.

Deyrolle

Каждое чучело в «Deyrolle» имеет собственный номер и всю необходимую документацию, позволяющую проследить, откуда то или животное прибыло. Цены варьируются от нескольких евро, например, за бабочку, до сотен тысяч долларов – всего за 200 000 $ вы можете купить чучело амурского тигра или полярного медведя. Ну, а поскольку верблюд в фойе или лев в зимнем саду в наши дни считаются признаком дурного тона, то такие экспонаты чаще всего так и остаются в «Deyrolle» навсегда и служат для образовательных целей.

«Deyrolle» помогает понять, какое богатство природы окружает нас, и заставляет задуматься о риске его разрушения, – объясняет Луи. – Примерно 150 лет назад в нашем магазине стали фотографировать животных и делать из этих фотографий плакаты для наглядного изучения зоологии в школах и высших учебных заведениях. Сегодня, когда проблемы разрушения окружающей среды и изменение климата стоят особенно остро, информация о животном мире планеты важна, как никогда. Наглядным примером может стать пожар, уничтоживший «Deyrolle». Но если магазин мы можем отстроить и восстановить заново, то сделать это с планетой это вряд ли удастся.

Подробнее о турах и путешествии по Франции

Комментарии закрыты

Скроллить Топ